22Фев2019

От первого лица: Петр Перевезенцев прямо ответил на все лживые обвинения и фейковые слухи в свой адрес

После недавней смены руководства Хабаровского краевого комитета КПРФ вокруг личности заместителя председателя Рабочей группы, созданной по решению Президиума ЦК КПРФ, Петра Перевезенцева появилось огромное количество неприятных слухов и домыслов. Причем, что примечательно, во всех мыслимых и немыслимых смертных грехах его обвиняют не посторонние люди, а члены КПРФ, имеющие непосредственное отношение к прежнему руководству нашего крайкома. Мы решили развеять раз и навсегда все эти легенды и задать все самые неприятные и острые вопросы самому Петру Владимировичу, чтобы получить на них ответы, что называется, из первых уст. Что из этого вышло – читайте в интервью одного из новых руководителей Хабаровского краевого комитета КПРФ.

- Здравствуйте, Петр Владимирович. Для начала, расскажите немного о себе. Где вы родились, кто вы по образованию и как оказались в Хабаровске?

- Здравствуйте, большое спасибо вам за то, что вы нашли возможность и время взять у меня это интервью. Чтобы развеять все многочисленные слухи вокруг моей персоны, которые сейчас витают в Интернете, я хочу сказать, что я не взялся из ниоткуда, не приехал сюда из Москвы. Я родился в Комсомольске-на-Амуре в семье совершенно простых людей. Мой отец работал на авиационном заводе, а моя мама была преподавателем в училище. В Комсомольске-на-Амуре я окончил школу и получил свое первое высшее образование, закончив исторический факультет местного педагогического института. Там же я начал свою трудовую деятельность, преподавая в школах Комсомольска-на-Амуре. Я по образованию историк, но в то время не нашлось свободных ставок учителя истории, и мне пришлось работать учителем математики. В итоге я три года отработал в школе учителем, а уже после того, как вступил в КПРФ, наш товарищ по партии предложил мне возглавить комиссию по делам несовершеннолетних в Комсомольском сельском районе. Там я отработал полтора года, и за это время мне удалось проделать большую работу, к нам активно пошла молодежь, нам удалось возродить краевую комсомольскую организацию и разместить ее штаб-квартиру в городе Юности. Увидев это, мне позвонил мэр Комсомольска-на-Амуре Владимир Петрович Михалев и предложил мне занять пост начальника управления по делам молодежи администрации города Комсомольска-на-Амуре. Так я впервые попал на работу в органы власти.

- А как и когда вы вступили в КПРФ? И что вас на это сподвигнуло?

- Когда рухнул Советский Союз, мне было всего 20 лет. На тот момент я сильно не углублялся в политику, но, как и подавляющее большинство жителей СССР, считал, что нашей стране нужны серьезные перемены, потому что Горбачев ведет ее к развалу. И поэтому в какой-то момент у меня, как и у очень многих тогда, возникли небольшие иллюзии по отношению к Ельцину и его команде. Но все эти иллюзии очень быстро развеялись в октябре 1993 года после позорного расстрела Белого дома в Москве. После тех событий я окончательно пришел к выводу, что только Коммунистическая партия может спасти нашу страну от развала и решил вступить в ряды КПРФ, сразу же написав заявление на вступление в партию. Какое-то время меня подержали на кандидатском стаже, за это время я активно проявил себя на первых выборах депутатов Государственной думы, после чего меня и группу моих товарищей в декабре 1994 года приняли в КПРФ. Получается, что я уже большую часть своей жизни состою в рядах нашей партии – больше 25 лет.

- Как и когда вы стали депутатом Законодательной думы Хабаровского края от КПРФ? И сколько созывов вы отработали депутатом краевой думы?

- Я работал депутатом Хабаровской краевой думы в двух первых ее созывах, с 1995 по 2001 годы. Правда, попал я в краевую думу не с самого начала (первые выборы туда состоялись в 1994 году), а на довыборах в 1995 году, одержав победу на одномандатном округе, который включал в себя Комсомольский, Амурский и часть Хабаровского района. В первом созыве Хабаровской краевой думы я работал бесплатно, на освобожденной основе, живя в Комсомольске-на-Амуре, а в Хабаровск приезжая только на заседания думы. Тогда я параллельно работал на посту начальника управления по делам молодежи администрации города Комсомольска-на-Амуре. Но когда я в 1997 году снова выиграл выборы на том же одномандатном округе, попав во второй созыв думы, то закон изменился, и мне пришлось выбирать – либо остаться работать в администрации Комсомольска-на-Амуре, либо переехать в Хабаровск и перейти на постоянную работу в краевую думу. По предложению председателя Законодательной думы Хабаровского края Виктора Алексеевича Озерова я выбрал второй вариант и в январе 1998 года переехал на постоянное место жительства в Хабаровск.

- Итак, вы успешно отработали в краевой думе неполных два созыва, а потом перестали быть депутатом. Как так получилось?

- Отработав два созыва, в 2001 году я пошел на выборы депутатов краевой думы третьего созыва и, по-честному, победил и должен был остаться депутатом, но жизнь распорядилась иначе. На 4-5 часов утра была информация, что я выиграл, одержав победу на практически всех избирательных участках, но утром пришла информация с одного участка, на котором мы получили минус 850 голосов. В итоге я проиграл всего в 27 голосов на 70-тысячном одномандатном округе и сложил с себя полномочия краевого депутата. После этого у меня было огромное желание доказать всем, что власть сфальсифицировала итоги выборов, и на самом деле я одержал там честную победу. Но сделать это не представлялось возможным, так как фальсификация произошла в закрытой воинской части, в которой в тот день внезапно прошли учения, из-за которых список избирателей на этом участке резко увеличился на полторы тысячи человек. Мы подали в суд, чтобы оспорить результаты выборов, прошли несколько судов, но, разумеется, проиграли все суды, как это часто бывает в России.

- И после этого вы пошли в бизнес?

- Не сразу. После ухода из краевой думы я по согласию членов Бюро Хабаровского краевого комитета КПРФ возглавил партийную организацию Кировского района города Хабаровска. На той должности у меня была очень скромная зарплата, а мне надо было содержать жену и маленького сына, поэтому мне пришлось думать, чем заниматься дальше, как зарабатывать деньги на жизнь. В итоге я принял решение пойти работать в строительство, тем более, что к тому времени я успел получить второе высшее образование по специальности «Экономика». Сначала я занимал должность начальника участка в строительной организации, потом дорос до замдиректора компании, которым и являюсь до сих пор. Меня трудно назвать бизнесменом, ведь я не владелец и не учредитель компании, а всего лишь заместитель директора. Наша компания занимается строительством, а я лично отвечаю за прокладку труб, коллекторов и других инженерных коммуникаций. Тем не менее, эта деятельность мне приносит достаточно серьезный по нынешним меркам доход, который, к слову, я постоянно декларирую, и каждый желающий может ознакомиться с ним в Интернете.

- Злые языки говорят, что якобы вашему успеху в бизнесе серьезно поспособствовал известный хабаровский предприниматель и политик Геннадий Мальцев. Скажите, так ли это?

- Конечно же, это чистая ложь. С Геннадием Викторовичем Мальцевым я познакомился еще в первом созыве Хабаровской краевой думы, а во втором созыве я и вовсе был заместителем председателя одного из думских комитетов, который возглавлял Геннадий Мальцев. Конечно же, мы с ним достаточно плотно общались в те годы, равно как и со всеми остальными депутатами краевой думы. Атмосфера в той думе тогда была такая, что во время заседания мы «ломали копья», ругаясь друг с другом, а после шли в специальный кабинет, где в товарищеской атмосфере спокойно обсуждали все спорные моменты. Однако, несмотря на наши давние дружеские отношения с Геннадием Викторовичем, он никаким образом не поучаствовал в становлении и развитии моего бизнеса. Я никогда не получал от Геннадия Викторовича никаких денег, мы никогда не вели с ним никаких совместных коммерческих проектов, ни одного метра трубы моя компания не уложила ни на одной стройке, которой бы занимался Геннадий Мальцев. Мы никогда с ним не перекладывали наши дружеские отношения на коммерческую плоскость. Поэтому все слухи на эту тему, мягко говоря, не являются правдой.

- Вокруг темы вашего бизнеса в последнее время ходят прямо-таки настоящие легенды. Некоторые люди говорят, что у вас якобы есть огромный шикарный дом в Осиновой речке, что вы очень богатый бизнесмен и чуть ли не помещик? Как вы можете прокомментировать все эти слухи?

- Кроме улыбки, такие разговоры у меня больше ничего не вызывают. В Осиновой речке, где я живу уже много лет, каждый человек знает, кем я являюсь, и где я живу. На самом деле я живу в обычной квартире в старом двухквартирном частном доме. Подобные дома активно строились в советское время во всех селах СССР для поддержки работников совхозов и колхозов. Это абсолютно обычный старый дом с огородом и хозяйственными постройками, ни на какой шикарный дворец он и близко не похож. Я приглашаю всех, кто желает в этом лично убедиться, в гости к себе домой на шашлыки. Может быть, после этого у многих людей изменится представление обо мне и моем «богатстве». Что касается моих якобы огромных доходов, то я уже говорил, что они все абсолютно прозрачны, любой желающий может с ними ознакомиться в Интернете.

- Ходят слухи, что несколько лет назад вы хотели чуть ли не купить себе место депутата Законодательной думы Хабаровского края, но получили отказ и после этого попали в опалу к определенной группе возрастных коммунистов. Так ли это?

- Это событие происходило примерно 12 лет назад. Тогда впервые выборы проходили по смешанной партийно-одномандатной системе. На тот момент я был кандидатом в депутаты по одномандатному округу и возглавлял Южную территориальную группу по партийным спискам. Никаких сомнений по моей кандидатуре у коммунистов тогда не возникало. Но для того, чтобы провести достойно выборы, нам нужны были финансовые средства. А где их было взять? Я вышел на руководство краевого комитета КПРФ с инициативой, что я даю партии на избирательную кампанию в Хабаровском крае определенную сумму денег, а взамен получаю проходное место в партийном списке в думу. Руководство крайкома в лице первого секретаря Анатолия Ивановича Дронченко поддержало мою идею, но некоторые коммунисты, которые тоже претендовали на места в первой тройке партийного списка, высказались категорически против, и мое предложение было отвергнуто. Можно по-разному относиться к этому, но ни о какой попытке покупки места в думе там не было и речи. Я ни с кем не вел никаких кулуарных разговоров, не пытался никого подкупить или подговорить, а открыто вынес это предложение на партийную конференцию. Да, в итоге я получил отказ, но, по крайней мере, это было сделано честно и открыто.

- Я так понимаю, что именно после этого ваши отношения с некоторыми возрастными коммунистами и испортились?

- Возможно. Все-таки проблема отцов и детей действительно существует, и представители разных поколений зачастую по-разному смотрят на одни и те же вещи. Может быть, у некоторых наших старших товарищей тогда возникло ощущение, что я имею амбиции занять какой-то руководящий пост в краевом комитете КПРФ и тем самым угрожаю им, хотя на тот момент у меня таких амбиций не было. Но после этого меня начали потихоньку задвигать на задний план в партии. Хотя я никогда не отдалялся от партии, я участвовал во всех избирательных кампаниях в Хабаровском крае, которые у нас проводились, либо в качестве одномандатника, либо возглавляя партийные списки. Я участвовал в выборах главы Комсомольского сельского района в 2003 году, заняв там второе место и показав отличный результат, я занял второе место на выборах мэра Хабаровска в 2013 году, проиграв только Александру Николаевичу Соколову, у которого выиграть было практически невозможно.

- Что вы можете ответить тем людям, которые говорят, что предприниматель не может быть коммунистом и тем более не может возглавлять крайком КПРФ?

- Во-первых, членство в политической партии – это личное дело любого гражданина Российской Федерации. Сегодня абсолютно не важно, кем человек работает – предпринимателем, менеджером, рабочим или еще кем-то. Если у него есть активная жизненная позиция, и он считает, что может принести пользу Коммунистической партии, то нет никаких причин для того, чтобы этот человек не мог считаться полноценным коммунистом. Это закреплено во всех программных документах КПРФ, у нас нет никаких препятствий для вступления предпринимателей в партию. Руководить любой партийной организацией должен честный, порядочный и активный человек, который способен вывести партийную работу на качественно новый уровень. Если говорить о смене руководства нашего крайкома, то она произошла не потому, что Геннадий Зюганов или члены Президиума ЦК КПРФ захотели что-то поменять у нас, а потому, что целых две комиссии, работавших в нашем крайкоме, выявили очень большие недостатки в работе предыдущего руководства краевого комитета. Мы специально сегодня не выносим выявленные факты за пределы нашей партии, но эти недостатки есть, они нам известны. Геннадий Зюганов счел эти факты очень серьезными и принял очень непростое для себя решение.

- Тем не менее, вы не можете отрицать тот факт, что представителям власти проще давить на предпринимателей-коммунистов через их бизнес, чем на рядовых партийцев. Как вы с этим справляетесь столько лет и собираетесь справляться дальше в случае каких-то нештатных ситуаций?

- Все мои друзья, заказчики и бизнес-партнеры прекрасно знают, представителем какой партии я являюсь. Я хожу на планерки в любые министерства и правительства со значком КПРФ на пиджаке, и, что важно, все чиновники и предприниматели очень хорошо к этому относятся. Более того, мне доверяют ту работу, которую не доверяют другим подрядчикам, потому что они знают, что коммунист никогда не подведет и не обманет своих партнеров, а обязательно выполнит свою работу качественно и в срок. Поэтому мое членство в КПРФ никак мне не мешает в бизнесе. И если кто-то думает, что с коммунистами можно договориться, что нас можно купить, то это абсолютно не так. Если человек настоящий коммунист, то он в любой ситуации найдет возможность поступить так, чтобы не предать интересы партии. Уверен, что никто не сможет обвинить меня в этом.

- В связи со сменой руководства Хабаровского краевого комитета КПРФ среди ваших противников пошли активные разговоры о том, что вас якобы продвигает ЦК КПРФ из-за вашей давней дружбы с некоторыми секретарями ЦК КПРФ. Так ли это? И как вы стали кандидатом в ЦК КПРФ?

- Что значит – меня кто-то продвигает в ЦК? Я действительно давно знаком даже не с некоторыми, а абсолютно со всеми секретарями ЦК КПРФ. Я был самым молодым коммунистом, выигравшим одномандатный округ. Я участвовал во всех съездах КПРФ и съездах Комсомола, на которых, к слову, часто сидел рядом с Геннадием Зюгановым. Конечно, таких людей в ЦК КПРФ, в отличие от нашего крайкома, ценят и включают в свой кадровый резерв. Над этим работает специальная кадровая комиссия, а отслеживает это все лично Геннадий Андреевич. И если он видит, что в каком-то регионе ситуация требует вмешательства извне, то руководство ЦК самостоятельно вводит в состав кандидатов на вступление в члены Центрального комитета тех людей, которых они считают наиболее достойными. По этому поводу проводится тайное голосование, и решение принимается абсолютно законно. Именно так было и в моем случае.

- Вокруг вас сейчас распространяется очень много слухов и домыслов, которые совершенно не соответствуют действительности. Как вы относитесь к этому и к тем людям, кто все это выдумывает и распространяет? И как вы будете реагировать на это?

- Я достаточно философски отношусь ко всем этим разговорам. Понятно, что некоторые люди сейчас пытаются всеми силами удержаться у власти и в очередной раз обмануть коммунистов Хабаровского края, но все эти их попытки не имеют особой эффективности. Мы сейчас регулярно проводим открытые собрания коммунистов в разных районных комитетах партии, на которых рассказываем нашим товарищам всю правду, которая вскрылась после проверок московских комиссий. И после наших рассказов у очень многих рядовых коммунистов открываются глаза, они начинают мыслить совершенно иначе, чем раньше. Можно относиться как угодно к любому человеку, но игнорировать те печальные факты, которые мы сейчас доводим до наших партийцев, просто невозможно. И я хочу обратиться лично к тем людям, которые выдумывают и распространяют про меня, моих родственников и товарищей грязную ложь. Если бы в ваших словах была хотя бы одна капля правды, тогда я, наверное, расстроился бы. А пока вы все время путаете года и события, постоянно врете людям о моей собственности и доходе, трогаете мою семью и тому подобное, меня все это абсолютно не огорчает. Если уж вам так хочется, то вы дайте коммунистам хоть один правдивый факт против меня, и мы его обсудим, но у вас таких фактов нет и никогда не будет, потому что я честный человек, поэтому ЦК КПРФ и рекомендовал меня на должность первого секретаря Хабаровского крайкома КПРФ. А если вы действительно радеете за наше общее дело на благо партии, то приходите к нам, и мы будем вместе усиливать позиции нашей партийной организации.

- Раз уж речь зашла про усиление позиций – что именно, по вашему мнению, нужно сейчас усиливать в работе Хабаровского краевого комитета КПРФ в первую очередь? И как нам нужно выстраивать предвыборную кампанию, чтобы добиться хорошего результата в сентябре на выборах?

- Что нужно усиливать? Во-первых, мы должны возродить все местные партийные организации, сделав их боевыми, финансово состоятельными и технически оснащенными. Сейчас очень многие райкомы в нашем крае находятся в катастрофическом состоянии – там очень мало людей, у них нет денег и какой-то необходимой техники. Соответственно, они не имеют никакого серьезного влияния на ситуацию в своих районах. Самый главный вопрос, который нам задают люди: «Коммунисты, вы вообще где? Вас не видно и не слышно!». Во-вторых, предыдущее руководство нашего крайкома устранилось от участия в местных муниципальных выборах, тем самым мы дали возможность нашим политическим оппонентам доминировать во многих районах края, а также мы лишили сами себя возможности проходить муниципальный фильтр на тех же выборах губернатора. Но вопрос даже не в этом, а в том, что если бы у нас были свои депутаты в каждом поселке, городе или районе края, то мы бы прекрасно знали всю местную проблематику и могли ее успешно решать, а также нам было бы гораздо проще составлять предвыборные программы наших кандидатов. И, конечно же, нам нужно резко увеличить численность нашей краевой организации. В таком регионе как Хабаровский край партийная организация должна состоять из тысяч человек, а не из сотен. Всего этого у нас сейчас нет, и нам необходимо в ближайшие несколько лет срочно ликвидировать эти упущения. И вот когда мы все это сделаем, тогда все смогут оценить нашу работу. Я уверен, что мы сможем сформировать такую команду и так выстроить свою работу, что нам удастся добиться реализации всех озвученных мною целей. Мы уже начали вовсю обновляться и усиливать нашу работу, и к нам в партию тут же потянулись новые люди, и дальше этот процесс будет только набирать ход. А что касается предвыборной кампании, то мы настроены весьма решительно и постараемся провести предвыборную кампанию так ярко, чтобы она запомнилась всем жителям Хабаровского края надолго. Мы уже сформировали предвыборный штаб, начали готовить предвыборную программу и вовсю определяемся с кандидатами, как одномандатниками, так и списочниками. Уже сейчас у нас впервые за много лет есть по несколько потенциальных кандидатов на одно место на многих округах. И я обещаю, что мы на открытых общих собраниях выберем максимально сильных кандидатов, которые и составят нашу боевую профессиональную команду на сентябрьских выборах.

Пресс-служба Хабаровского крайкома КПРФ

KPRF27.RU
Опубликовал
KPRF27.RU

KPRF27.RU оставил 3191 записи на сайте Хабаровское краевое отделение КПРФ.

Информационное агентство коммунистов Российской Федерации КПРФ.Ру

Найти все сообщения оставленные KPRF27.RU

Поделиться ссылкой.

Обсуждение

Нет комментариев "От первого лица: Петр Перевезенцев прямо ответил на все лживые обвинения и фейковые слухи в свой адрес"

Комментариев пока нет, оставьте ваш комментарий.

Добавить комментарий