21Дек2013

Газета «Правда». Размышления в канун 134-й годовщины со дня рождения советского вождя.

2013-12-20 17:32   Виктор Трушков

21 декабря исполняется 134 года со дня рождения Иосифа Виссарионовича Сталина. А он до сих пор жив. Из этого многолетия 73 года пришлось на «реальную», «живую» жизнь. В ней ему в общем-то повезло: подполье, тюрьмы и ссылки были вознаграждены воплощением его мечты, слитой с чаяниями народа, реализацией громадья его планов, надёжно опиравшихся на теоретический фундамент марксизма-ленинизма. В этой созидательной жизни он был и борец, и вождь. Нет, он сам не жил «в шоколаде» и другим не позволял прятаться от бурь века в «шоколадную скорлупу». Он не был «белым и пушистым». И всё же наградой ему, такому, каким он был в жизни, стала народная любовь.

Вернувшийся великан

После смерти И.В. Сталина прошло шесть десятилетий. Его вторая жизнь началась сразу после смерти. Она оказалась куда труднее и горше первой. Всюду торопливо снимали многочисленные портреты вождя. Иные из ближайших соратников (А.И. Микоян, Н.С. Хрущёв…) не удержались от соучастия в лепке его нового, облыжного образа. Сразу же, на 13-м томе, было остановлено издание собрания его сочинений. А вскоре гробокопатели вынесли его прах из Мавзолея, где он лежал в соседстве с Ильичём.

При этом критики его личности и его дел были заурядными плагиаторами: они повторяли антисталинские филиппики Л.И. Троцкого, который в 1930-е годы свой исконный антибольшевизм пополнил махровым антисоветизмом. В начале XXI века эта грязь была «обогащена» новой — кстати, единственной — «находкой». Классовые враги дошли до такого бреда, что поставили Генералиссимуса Победы на одну доску с человеконенавистником Гитлером.

Конечно, злопыхателям-антисталинистам пытались мешать делать подлую работу сторонники советского вождя и те, кто трезво и честно осмысливал его жизнь, нетерпимо относясь к любым фальсификациям. Но целых полвека формировали общественное сознание, увы, не они. Антисталинскую клевету наши противники превратили в орудие дискредитации Советской власти. Им очень помогли исполнители хрущёвской невежественной воли, вычистившие ещё в 1950-е годы все массовые библиотеки СССР от теоретического наследия Сталина до последней брошюры. В результате люди, стремящиеся к правде, как правило, не могут самостоятельно разобраться, насколько правдивы или лживы оценки человека, который 30 лет стоял у руля нашей страны. А значит, остаются без объяснения и истинные мотивы многих политических и экономических действий Советской власти и Коммунистической партии.

Не зная написанных им трудов (а писал он их всегда сам, о чём свидетельствуют хранящиеся в архивах рукописи), имея лишь приблизительное представление о его делах, многие нынешние толкователи укора-чивают Сталина под размерчик себя любимых. Властолюбцы отыскивают в каждом его шаге стремление к единовластию, корыстолюбцы — проявления голой выгоды. Идейные предатели тщатся отыскать в его жизни иудины пятна. Карьеристы старательно приписывают ему собственную сущность. Националисты представляют его эталоном русофила. Истово верующие сочиняют небылицы про его религиозность. А сребролюбцы исходят злостью, когда узнают, что хоронить его пришлось в заштопанном кителе…

В XXI столетии у Сталина началась третья жизнь. Она примечательна даже не его высокими рейтингами в социологических опросах. Она значима тем, что как минимум пол-России видит в нём символ мечты, знак социально справедливого порядка, суровый меч в отношении вороватых олигархов и прочих врагов народа (кстати, статья 131 Сталинской Конституции устанавливала, что врагами народа являются «лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность»), гаранта независимости нашей Советской Родины.

Но эта новая его жизнь оказалась полна перекосов. Поэтому необходимо очистить Сталина не только от либерально-буржуазной клеветы, но и от не менее вредоносных мелкобуржуазных фальсификаций. Эта потребность возрастает по мере перерастания протестного движения в классовую борьбу пролетариата против реставрации капитализма. Нельзя допустить, чтобы вернувшегося в отечественную политику великана его мелкотравчатые псевдопоклонники заляпали новой грязью, оскорбили новой клеветой. Защищать Сталина необходимо не собственными фантазиями, а мощью и глубиной его мысли, его оценок, его сбывшихся и несбывшихся прогнозов.

Революционер

Сегодня в ходу противопоставление Сталина-государственника Сталину-революционеру. Это была бы чистая схоластика, далёкая от жизненных проблем, если бы мы жили в Советском государстве, рождённом Великой Октябрьской социалистической революцией. Но сегодня в России государство буржуазное и поэтому антинародное. Оно защищает не только олигархов, но и весь капиталистический класс.

Для тех, кто в этом сомневается, напомню две президентские инициативы, ставшие законами. Россия едва ли не единственная страна в мире, где принят регрессивный налог с доходов физических лиц: наёмные работники отдают государству 13% своей зарплаты, а капиталисты всех мастей — только 9% с доходов от собственности (от дивидендов) и предпринимательской деятельности. В этом же ряду и сокращение срока давности экономических преступлений, то есть преступлений буржуазии, с десяти до трёх лет. А ведь подобных законов сегодня — абсолютное большинство.

Следовательно, всякая защита нынешнего российского государства — это поддержка правящего эксплуататорского класса. Сталин никогда не путал государство трудящихся с государством эксплуататоров. Он был прежде всего пролетарским революционером. Уже 18 марта 1917 года, ещё до возвращения В.И. Ленина из эмиграции, в опубликованной в «Правде» статье «Об условиях победы русской революции» он недвусмысленно выразил своё отношение к буржуазной власти: «Временное правительство возникло у нас не на баррикадах, а возле баррикад. Поэтому оно и нереволюционно, — оно только плетётся за революцией, упираясь и путаясь в ногах».

Как и для Ленина, для Сталина отношение к власти определялось её классовым характером и классовым составом. В статьях, опубликованных в «Правде» после Февральской революции, революционер Сталин доказывает, что только такое отношение к власти может быть продуктивным. Он подчёркивает: «Необходим общероссийский орган революционной борьбы всей российской демократии (это слово ещё не было испохаблено либералами. — В.Т.), достаточный для того, чтобы… из органа революционной борьбы народа превратиться в нужный момент в орган революционной власти, мобилизующий все живые силы народа против контрреволюции».

Все политические шаги трудового народа и его партии должны проверяться на оселке классового интереса. Вопрос о вхождении представителей рабочей партии в правительство капиталистов Сталин считает социал-предательством. Когда Плеханов со товарищи в марте 1917 года предлагает объединиться с буржуазными политиками и войти представителям РСДРП во Временное правительство, Сталин тут же даёт отповедь: «Нет, господа, не по адресу вы обращаетесь с призывом к единству! Можно, конечно, добиваться министерских портфелей, можно объединиться с Милюковым — Гучковым для… «продолжения войны» и пр., всё это — дело вкуса, но при чём тут Российская социал-демократическая партия и при чём объединение с ней? Нет, господа, проходите мимо!»

А когда в июне 1917 года меньшевики согласились на министерские портфели, то Сталин возмущённо откликается в «Правде» (тогда она выходила под названием «Солдатская правда»): «То, что вчера ещё казалось невозможным, сегодня стало возможным благодаря вступлению «социалистов» во Временное правительство. Прикрывая социалистическими фразами империалистическую сущность Временного правительства, они укрепили и расширили позиции подымающейся контрреволюции».

Для социал-соглашательства и социал-предательства меньшевиков всех мастей и времён оправданием обычно становится разглагольствование по поводу стремления служить не отдельным классам, а всему народу. Но, во-первых, понятие «народ» никогда не охватывает всё население, а включает только ту его часть, чья деятельность объективно прогрессивна. Народ не включает в себя классы и слои, которые улеглись у истории на пути. Действительно, кому придёт в голову, говоря о народных интересах, озаботиться тем, чтобы не упала прибыль олигархов и прочих магнатов? Вероятно, никому. Интересы капитала, крупного и среднего, полярны интересам народа. Включать буржуазию в народ — как минимум проявлять безрассудную наивность. А тот, кто пытается согнать овец и волков в одно стадо и велеречиво назвать его народом, заслуживает массового осмеяния.

Во-вторых, подмена классового подхода рассуждениями о «безразмерном» народе — это либо беспредельная глупость, либо циничный обман. Сталин всю жизнь был противником подобных подмен. В апреле 1917 года он писал в «Солдатской правде»:

«Революция не может удовлетворить всех и вся. Она всегда одним концом удовлетворяет трудящиеся массы, другим концом бьёт тайных и явных врагов этих масс.

Поэтому тут надо выбирать: либо вместе с рабочими и крестьянской беднотой за революцию, либо вместе с капиталистами и помещиками против революции.

Итак, кого же мы будем поддерживать? Кого будем считать своим правительством: Совет рабочих и солдатских депутатов или Временное правительство?

Ясно, что рабочие и солдаты могут поддерживать лишь избранный ими Совет рабочих и солдатских депутатов».

Но чтобы так, по-сталински ясно, определить свои позиции, недопустимо быть аморфным при определении классовой базы партии. КПРФ, намереваясь посвятить один из ближайших пленумов рабочему классу и деятельности партии, направленной на возрастание своего влияния в нём, тем самым указывает главное звено своей социальной базы. Однако это такой вопрос, в ответе на который позиция каждого коммуниста не может расходиться с позицией партии. В отношении к классовому принципу партия не может предоставить своим членам «свободу совести». Таков ленинско-сталинский завет.

И ещё. КПРФ записала в своей Программе, что её неотъемлемым девизом является народовластие, что она будет возрождать его в форме Советов. Но Советы, как подчёркивали постоянно В.И. Ленин и И.В. Сталин, — это классовая организация, осуществляющая диктатуру пролетариата. В работе «Об основах ленинизма» Сталин, словно специально для нас, подчёркивал: «Диктатура пролетариата не может возникнуть как результат мирного развития буржуазного общества и буржуазной демократии, — она может возникнуть лишь в результате слома буржуазной государственной машины, буржуазной армии, буржуазного чиновничьего аппарата, буржуазной полиции».

Архитектор СССР

Среди людей, называющих себя марксистами-ленинцами, до сих пор встречаются те, кто пеняет Сталину на отступление от ленинских идей об отмирании государства. Да и в рабочей среде сегодня заметны проявления анархо-синдикализма. А тут ещё либералы настойчиво внушают, что главная функция государства — быть ночным сторожем.

Тему отмирания государства после преодоления обществом классовых различий подробно рассматривали К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин. И Сталин в докладе на XVIII съезде ВКП(б) приводит, в частности, аргументы Энгельса: «Когда не будет общественных классов, которые надо держать в подчинении, когда не будет господства одного класса над другим и борьбы за существование, коренящейся в современной анархии производства, когда будут устранены вытекающие отсюда столкновения и насилия, тогда уже некого будет подавлять и сдерживать, тогда исчезнет надобность в государственной власти, исполняющей ныне эту функцию… Вмешательство государственной власти в общественные отношения станет мало-помалу излишним и прекратится само собой. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами. Государство не «отменяется», оно отмирает».

Руководитель ВКП(б) не оспаривает родоначальников научного коммунизма, но осмысливает их положения конкретно-исторически. Сталин отмечает: Энгельс исходил из предположения, что социализм победит во всех странах или в большинстве стран. И далее подчёркивает: «Но из этого следует, что нельзя распространять общую формулу Энгельса о судьбе социалистического государства вообще на частный и конкретный случай победы социализма в одной, отдельно взятой стране, которая имеет вокруг себя капиталистическое окружение, которая подвержена угрозе военного нападения извне, которая не может ввиду этого отвлекаться от международной обстановки и которая должна иметь в своём распоряжении и хорошо обученную армию, и хорошо организованные карательные органы, и крепкую разведку, следовательно, должна иметь своё достаточно сильное государство для того, чтобы иметь возможность защищать завоевания социализма от нападения извне». В марте 1939 года, в канун Второй мировой войны, эти аргументы были неотразимыми.

Реалист

В наши дни сущность этой проблемы не в том, что ради отмирания государственности не была заменена регулярная армия Страны Советов всеобщим вооружением народа. Ядром вопроса является характер экономических отношений между людьми после преодоления реставрации капитализма. Обязательно ли их должно регулировать государство? На международном «круглом столе» коммунистических и рабочих партий, состоявшемся в Москве в феврале 2013 года, звучали голоса о том, что после будущих социалистических революций «возможен переход от государственной собственности к реальной общественной собственности».

Этот вопрос всерьёз обсуждался в РКП(б) ещё в 1921 году во время навязанной Троцким дискуссии о профсоюзах. Сталин активно поддерживал позицию Ленина, доказывавшего, что основная функция профсоюзов — быть «школой коммунизма» для рабочего класса. Именно профсоюзы призваны научить каждого рабочего управлять, в конечном счёте, государством. Почему профсоюзы? На этот вопрос отвечает Сталин в опубликованной в «Правде» статье «Наши разногласия», когда пишет: «Никто не спорит, что настоящий момент хозяйственного возрождения страны диктует постепенное превращение, пока ещё на словах только, производственных союзов в союзы действительно производственные, способные поставить на ноги основные отрасли промышленности… Наши разногласия лежат в области вопросов о способах укрепления трудовой дисциплины в рабочем классе, о методах подхода к рабочим массам, вовлекаемым в дело возрождения промышленности, о путях превращения нынешних слабых профсоюзов в союзы мощные, действительно производственные, способные возродить нашу промышленность».

Такой виделась реализация организационно-хозяйственной функции в обществе, в котором будет «засыпать» государство. Однако осуществление этой функции профсоюзами оказалось нереализуемым. Эксперимент Троцкого с огосударствлением Цектрана (ЦК транспортных рабочих) показал и неготовность профсоюзов решать задачи управления народным хозяйством, и неэффективность попыток осуществления ими этой работы.

Между тем потребность в координации, кооперировании и централизации хозяйственных усилий с каждым месяцем становилась всё насущнее и острее. Именно это обстоятельство ускорило процесс объединения советских республик в Союз ССР. В докладе «Об объединении советских республик» на Х Всероссийском съезде Советов И.В. Сталин, говоря о неизбежности этого шага, указал прежде всего на «скудость наших хозяйственных ресурсов, оставшихся в распоряжении республик в результате семилетней войны, — скудость, которая заставляет нас объединить эти скудные средства для более рационального их использования и развития главных отраслей хозяйства, составляющих становой хребет Советской власти во всех республиках».

К середине 1920-х годов представление о передаче управления народным хозяйством от государства к профсоюзам утратило актуальность в связи с изменением международной обстановки. Период революционного подъёма в Европе закончился. В докладе активу Московской парт-организации «К итогам работы XIV конференции РКП(б)» Сталин отмечает: «В Европе начался отлив революции, началось некоторое затишье, то, что называется у нас временной стабилизацией капитализма».

Таким образом, лагерь социализма остался ограниченным одним СССР. И роль государства в нём только возрастала. Лишь при этом условии Сталин мог в 1931 году поставить перед страной задачу пробежать за 10 лет тот путь, на который ведущим капиталистическим странам потребовалось 50—100 лет.

Одновременно обнаруживается необходимость в защите интересов рабочего класса и при советской системе. В июне 1925 года в «Правде» была опубликована речь Сталина в Свердловском университете. В ней он обратил внимание на «опасность частичного отрыва партийных организаций и профсоюзов (!) от широких масс рабочего класса, от нужд и запросов этих масс…

Побольше чуткости и отзывчивости к чувству классового достоинства рабочего класса — такова теперь задача».

В конце 1920-х годов профсоюзы выдвинулись в качестве организатора массового социалистического соревнования. Капиталистическая конкуренция между рабочими трансформировалась во всенародный поиск передового опыта. Такая возможность открылась только благодаря тому, что распорядителем принадлежащих народу (общенародная собственность) средств производства было социалистическое государство.

К вопросу о роли государства в социалистическом строительстве Сталин возвращается в своей последней теоретической работе «Экономические проблемы социализма в СССР». В ней он формулирует основной экономический закон социализма. Это — «обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники». При этом Сталин отвергает идею считать закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства основным экономическим законом социализма. И это несмотря на то, что именно план в буржуазной идеологии рассматривался альтернативой рынку, то есть системе хозяйствования, основанной на всевластии частной собственности.

Этим своим теоретическим выводом Сталин утверждал, что деятельность государства подчиняется объективным законам общества и только при их учёте может быть реализован в государственном планировании закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства. Так ещё раз подтвердилась справедливость сделанного на XVIII съезде ВКП(б) вывода о возрастании роли государства в строительстве социализма.

Отмирание государства обязательно произойдёт, но случится это только тогда, когда этот социальный институт исчерпает свои возможности. Вот оно, практическое применение марксистско-ленинской материалистической диалектики.

KPRF27.RU
Опубликовал
KPRF27.RU

KPRF27.RU оставил 2985 записи на сайте Хабаровское краевое отделение КПРФ.

Информационное агентство коммунистов Российской Федерации КПРФ.Ру

Найти все сообщения оставленные KPRF27.RU

Поделиться ссылкой.

Обсуждение

Нет комментариев "Газета «Правда». Размышления в канун 134-й годовщины со дня рождения советского вождя."

Комментариев пока нет, оставьте ваш комментарий.

Добавить комментарий